04:33 

Токо Аозаки
Грабь, насилуй, тащи добычу, а перед уходом подожги все к чертовой матери. ©
2О-24. Ревис/Освальд. "Согрей меня"

@темы: Ревис Баскервиль, Освальд Баскервиль

Комментарии
2013-02-17 в 21:55 

1106 слов

- Освальд, закрой окно, - недовольно говорит Ревис, раздраженно кутаясь в шаль. – Мой кабинет скоро обрастет льдом, и я вмерзну в стол. Не желал бы себе такой участи!
- Но окно закрыто, - Освальд на всякий случай проверяет, хотя уверен: окно в кабинете не открывалось с начала холодов.
- Почему тогда так холодно? Температура упала до минус пятидесяти?
- Нет, сегодня только минус десять.
- Градусник ошибся.
- Может, это вы ошиблись?.. Принести вам чай?
Ревис отбрасывает перо. Писать невозможно, когда руки начинают труситься. От холода или от осознания приближающегося распада тела?..
- Не надо, я скоро стану как аквариум твоими стараниями… принеси мне плед, что ли…
В этом кабинете невозможно находиться, но Ревис знает, что в другой комнате он будет чувствовать себя так же. Если Освальд говорит, что здесь не холодно, значит, это все ему кажется. Получится ли у него убедить себя, что ему тепло?
Освальд – идеальный помощник: не лезет с подобострастными советами, не сует нос не в свои дела, не надоедает, не мешает думать и предпочитает молчаливо наблюдать за тем, что его окружает. Но если уж что-то заинтересует его, то предмету его внимания не позавидуешь. И сегодня – как бывает, впрочем, почти всегда – Освальд тихо сидел в углу кабинета, возле окна, и Ревис почти забыл о его присутствии.
Освальд осторожно накрывает плечи Ревиса пледом, и это наверняка выглядит заботой, хоть это и не правда. Просто Освальд все делает как положено.
- Мне надоело писать все это, - легкомысленно говорит Ревис, пряча дрожащие руки, но поздно: внимательный взгляд фиолетовых глаз замечает эту слабость его тела. – Ты тоже кажешься замерзшим.
- Почему вы так думаете?
- Потому что ты слишком уравновешенный… но для будущего главы дома это очень хорошая черта характера. Не стой у меня над душой, мне лень поднимать голову. Садись сюда, - Ревис указывает кивком головы на место рядом с собой. – В мое кресло сядешь уже после того, как станешь Гленом Баскервиллем, ну а пока ты еще Освальд – сидеть тебе только рядом.
- Вы принимали сегодня лекарства?
- Без них я бы не встал с кровати, так что да… каждый день, на завтра, на обед и на ужин. Непритязательное у меня меню.
- Вам нужны другие лекарства, если эти не помогают.
- Ты знаешь лекарство от смерти? Нет? Ну вот я и не знаю. Только не начинай занудствовать, сегодня у меня нет настроения, - он взмахивает рукой, и Освальд послушно замолкает на полуслове.
- Может, сильнее растопить камин?
- Не нужно, все равно это бесполезно. Я уже вряд ли согреюсь. Интересно, я еще могу чувствовать тепло? Освальд, дай мне свою руку. Перчатку сними.
Перебинтованные пальцы касаются чужой ладони. Освальд не будет его жалеть, и это очень кстати. А то, что руки дрожат… ну, пусть смотрит, он же сам их и бинтует по утрам, для него нет ничего нового, ничего запретного.
- Странно. Я и правда ошибся. Твоя рука теплая, значит, мне и правда только кажется, что я замерз. Или ты надел на себя что-то сверхъестественно согревающее? Так расскажи мне, чтобы я знал, что делать в подобной ситуации.
- Нет, ничего особенного.
- И тебе не холодно?
- Нет.
Ревис закатил глаза. Иногда идеальный помощник был невыносим.
- И почему я всегда говорю больше, чем ты?
- Потому что вам нравится говорить. А я люблю слушать.
Ревис сдувает прядь волос, упавшую на лицо, и хмыкает.
- Ну да, это верно. Ты как всегда прав. Но, если ты не хочешь развлечь меня беседой, тогда тебе придется согреть меня, Освальд.
Он не будет переспрашивать, имитируя внезапный приступ глухоты: он сидит близко, и это совсем не в его характере. Освальд переводит задумчивый взгляд с рук Ревиса на его лицо. Кривая улыбка, безумный взгляд, безысходная просьба, скрашенная ироническим тоном.
- Согрей меня, - повторяет Ревис. Ему очень интересно, что будет делать Освальд, и эта тишина, которая навалилась после его собственных слов, стала почти физически ощутимой.
Освальд подвигается ближе. Его взгляд спокоен и не отображает сомнений их обладателя – это при условии, что он сомневается, конечно. Он поправляет плед на плечах Ревиса, и тот чувствует подступающее разочарование. Это совсем неинтересно и слишком предсказуемо.
- Ты ждешь моей смерти, а, Освальд?
- Нет.
- Что бы ты почувствовал, если бы я умер?
- Мне бы вас не хватало.
- Вот как, - тянет Ревис, закрывая глаза и пропуская момент, когда Освальд протягивает вперед руки и осторожно обнимает его.
- Вам не больно? – спрашивает он, как будто Глава Баскервиллей может так легко рассыпаться на куски. Он же не ледяная статуя. Его тело еще не настолько хрупкое.
- Я же пью лекарства. Мне не больно.
- Вы не могли замерзнуть, потому что вы теплый. Вам только кажется, что здесь холодно.
- Твоя непробиваемая логика загонит меня в гроб скорее, чем остальные мои проблемы, вместе взятые, - фыркает Ревис.
- Я каждое утро меняю вам бинты, и ваше тело никогда не было холодным, - настойчиво говорит Освальд. – Возможно, вам нужно теплее одеваться.
- Куда еще теплее, я скоро буду похож на капусту из-за всей этой одежды. Ненавижу зиму.
- А сейчас? Сейчас… как вы себе чувствуете?
Эта заминка слишком несвойственна Освальду, но Ревис не обращает на нее внимания, пытаясь понять, что же он чувствует.
- Странно. Теперь будто бы и не холодно.
Руки тоже перестали трястись. Ревис, подумав, просовывает пальцы под ремень Освальда, потому что обнять в ответ совсем нет сил. Обычно он ощущал себя развалиной ближе к вечеру, а не после обеда, как сегодня.
- Теперь я знаю, как мне бороться со своими болями: прикладывать сто грамм Освальда к проблемным местам. Но, учитывая, что почти все мое тело – проблемное место, это становится немного проблематичным, верно? Развернутый ответ, будь любезен.
Ревис почти наваливается на Освальда, и чувствует – неужели он и правда все это чувствует, а не ему в очередной раз кажется? – как щеку царапает пуговица на его одежде. Освальд обнимает его крепче. Нервничает, что ли?
- Вы повторились целых три раза.
- Досадно, конечно, но ты не отвлекайся на эту мелочь.
- Я могу обнимать вас всегда, когда вам кажется, что вы замерзаете.
- О, какое роскошное предложение. Не могу отказаться. Так что прибавь к своим обязанностям еще одну. Скоро буду укладывать тебя к себе в постель, как грелку, если мне это будет помогать так же, как сегодня.
Освальд кашлянул. Пуговица почти вдавилась в многострадальную щеку, и Ревис недовольно вздохнул.
- Простите.
- Прощаю. Все, свободен. Мне еще тут лямку тянуть с делами, а все это так отвлекает от моих экспериментов!
Освальд отстраняется. Ревис искоса наблюдает за выражением его лица. Спокойное. Как будто ничего из ряда вон выходящего не произошло. Но ведь, по сути, ничего и не произошло. Ничего особенного.
Освальд снова поправляет на плечах Главы сползший плед. Чтобы там не думал по этому поводу Ревис, но отдать распоряжение слугам принести чай отнюдь не будет лишним.

URL
2013-02-18 в 12:43 

Токо Аозаки
Грабь, насилуй, тащи добычу, а перед уходом подожги все к чертовой матери. ©
спасибо, автор *О* так как и представлялось♥ откроетесь?)
кажись з.

2013-02-19 в 00:21 

Tino Fxi
Однажды ты поймешь, что все это было сном
рада, что понравилось)
безвестный автор:shuffle:

2013-02-20 в 00:35 

Токо Аозаки
Грабь, насилуй, тащи добычу, а перед уходом подожги все к чертовой матери. ©
Tino666, будете теперь известный)) :squeeze:

     

Pandora Hearts Fest

главная